«Крылатки» или «петроградки»: деньги «белого» Северо-Запада

30.06.2020

На Северо-Западе России в годы Гражданской войны вошли в обращение денежные знаки Полевого казначейства Северо-Западного фронта, подписанные действовавшим против большевиков генералом Н. Н. Юденичем. В июне 1919 года он был назначен А. В. Колчаком главнокомандующим всеми русскими сухопутными, морскими вооруженными силами на Северо-Западном фронте. Среди населения эти денежные знаки получили название «крылатки», «юденьки» или «петроградки». В экспозиции Музея истории денег среди других денежных знаков времен Гражданской войны представлены и эти купюры разных номиналов.

Заказ на печать новых денежных знаков был выполнен летом 1919 года в Швеции акционерным обществом «Сверигес Литографиска Трюкернер». Клише были изготовлены военным инженером, выпускником Императорской Академии художеств Николаем Васильевичем Шевелёвым. После выполнения заказа шведская сторона обязалась вернуть клише автору или уничтожить в его присутствии. Объем выпуска составил 1 миллиард 200 миллионов рублей.
Считалось, что новые денежные знаки по своей ценности были выше «царских» и «думских» денег, «керенок» и советских выпусков. С одной стороны, эти дензнаки обеспечивались кредитами Антанты и обязательствами Колчака, захватившего часть золотого запаса бывшей империи. С другой стороны,  официально сообщалось, что через три месяца после взятия Петрограда войсками Н. Н. Юденича денежные знаки Полевого казначейства Северо-Западного фронта будут обмениваться на государственные кредитные билеты по курсу «рубль за рубль». Это обязательство было напечатано на самих купюрах, что привело к появлению одного из названий этих купюр – «петроградки». По сути, это являлось своего рода агитацией: каждый, получивший такие купюры в качестве платежа, должен был понять, что они станут настоящими деньгами лишь когда Петроград будет захвачен войсками Юденича.
26 августа 1919 года Северо-Западное правительство выпустило манифест, согласно которому новые денежные знаки были «обязательны к приему на русской территории, как казенными и общественными учреждениями, так и частными лицами на всех рынках и базарах».
Новые денежные знаки были выполнены в стиле ампир с преобладанием светло-серых тонов. Их особенностью стало изображение на оборотной стороне купюр всех номиналов двуглавого орла, держащего в когтях стрелы-молнии и ленты воинской славы. На груди орла был размещен геральдический щит, а в нем – памятник Петру I в Петрограде («Медный всадник») на фоне лучей восходящего солнца. Над щитом располагалась держава – символ монархической власти. Именно из-за распростертых орлиных крыльев новые деньги получили еще одно прозвище – «крылатки».
Купюры были выпушены номиналами 25 и 50 копеек, 1, 3, 5, 10, 25, 100, 500 и 1000 рублей. На крупных номиналах (500 и 1000 рублей) помещался более сложный орнаментальный рисунок. Лицевая сторона этих банкнот была обильно «украшена» оружием: боевыми топорами, секирами, мечами, щитами и боевыми знаменами. В правой части размещался двуглавый орел, раздирающий змею, – аллегория на предназначение белого движения в больше с большевизмом.
Выпуск новых денег в оборот сопровождал скандал: на купюрах в 500 и 1000 рублей под распростертыми крыльями орла были замечены мелкие изображения двух человеческих фигур, мужской и женской, с нимбами над головами. Возникло подозрение, что это лики покойных государей Николая и Александры, а значит, деньги несут идею реставрации монархии – не особо популярную как в рядах белогвардейцев, так и среди союзников. Последовало разъяснение, что на купюрах были изображены греческие боги земного благополучия – Гермес и Гера.
Надеждам Юденича на взятие Петрограда не суждено было сбыться. Наступление на Петроград было отбито, а сама армия бежала в сторону Эстонии. Из 1,2 миллиарда рублей новыми купюрами Юденичу удалось потратить лишь 200 миллионов. Какое-то время остававшиеся в обращении «крылатки» еще скупались за бесценок иностранцами в надежде на возвращение белой армии и грядущие победы. Значительная часть их была продана в Ревеле для обертки конфетных коробок. Основную же массу, так и не выпущенную в оборот, в итоге продали на ревельскую писчебумажную фабрику для переварки на бумагу.