«Раздается звон монист»: деньги как украшения и обереги

15.05.2020

В 1927 году на экраны советских кинотеатров вышел фильм «Сар-Пигэ», рассказывающей о любовной истории, которая разворачивается в чувашской деревне. Фильм имел успех – национальные чувашские костюмы выглядели экзотично. Больше всего обращали на себя внимание массивные женские украшения из монет. Подобные украшения сегодня можно увидеть в Музее истории денег АО «Гознак». В музее представлен, например, полный нарядный костюм чувашки. В состав костюма входит нагрудное монисто и «тухья» – девичий головной убор, напоминающий шлем, который расшивали бисером и украшали монетами. Замужние женщины также носили головной убор, украшенный монетами, он назывался «хушпу» и имел форму усеченного конуса.

Монисто – это нагрудные украшения, состоящие из серебряных монет или их имитации из олова или жести, или даже латунных и никелевых жетонов, а также других символов богатства и вариантов денег и нарядных украшений, включая ракушки каури, которые некогда также служили формой денег. Считается, что слово «монисто» восходит к древнему слову «moni» – «шея», то есть это украшение, которое носят на шее. Подобные украшения из монет изготавливали по всему миру, в том числе ими пользовались многие народности, населявшие территорию России. В монисто использовали и российские монеты разных эпох, и иностранные: европейские, арабские, китайские.

Монисто из Музея истории денег типично для региона Поволжья, для чувашек и мариек: оно представляло собой полоску кожи, реже плотного холста, на поверхность которого в несколько рядом плотно нашиты небольшие монеты-чешуйки, а низ монисто украшен раковинами каури. Такое украшение имело как ритуальный, так и практический смысл. Каждый из элементов мониста считался носителем магических сил. Звон монет должен был отпугивать злых духов, поэтому с их помощью защищали самые уязвимые, как представлялось, места – грудь, голову, виски, иногда бедра или спину. Одновременно с этим у обладательницы монисто при себе имелся небольшой «капитал» в виде этого украшения. Наряд замужней женщины был богаче, чем девичий, и указывал на социальный статус хозяйки. Из монет делали серьги, ожерелья, украшали ими одежду. Подобные украшения продолжали делать и после революции, нередки монисто с вплетенными в них уже советскими монетами.

Украшения из монет издавали мелодичный звон при движении. Чувашский поэт Константин Иванов не единожды упоминает звон монист в поэме «Нарспи», написанной в начале XX века на чувашском языке и переведенном позже на русский и еще 15 языков:

Кто Нарспи не подивится?

Угодит на всякий вкус:

Блещут очи сквозь ресницы,

Надо лбом высоким, чистым

Шелк кудрей, к звену звено,

И звенят на ней монисты

С легким шагом заодно.

Вьется локон своевольный,

От косы спускаясь вниз.

В лад с походкою девичьей

Раздается звон монист.